Назад к списку публикаций

Я работаю водителем мусоровоза

Сергей Золотарёв — подполковник запаса. Окончил Киевское общевойсковое командное училище имени М. В. Фрунзе по специальности «войсковая разведка», 22 года прослужил в мотострелковых войсках. Уволился на пенсию в 40 лет. «В армии рано на пенсию выходят — тогда еще, когда пенсионером себя не чувствуешь: целыми днями отдыхать не хочется, сил полно». Через месяц после увольнения Сергей устроился на новую работу — стал водителем мусоровоза в компании «ЭкоЛайн». Анна Родина поговорила с ним об экологии, стабильности и отзывчивых людях. «Опыт вождения у меня большой — до этого я в армии водил БТР» На работу я встаю в четыре часа утра. Или в 4:15, если спать хочется. (Смеется.) Кофе — и поехал на Сигнальный, на базу, откуда нам с грузчиком нужно выехать в 5:30 утра, чтобы к семи быть на месте. Раньше сбор не начинается — по закону до семи утра в жилой зоне шуметь нельзя. Пока не отработаю — никаких завтраков: во-первых, в такую рань организм еще спит и есть не хочется, во-вторых — мы ведь постоянно в движении, перерывов и перекусов не делаем, чтобы не нарушать график. Максимум — съем за рулем банан или бутерброд. В день нужно убрать 165 баков мусора — сделать два рейса. Я работаю быстро, укладываюсь в два часа, потому что хорошо ориентируюсь на местности: все шесть лет работы в этой компании я приезжаю по одним и тем же адресам на Большой Академической и соседних улицах. Хорошо изучил район. Нас стараются не перебрасывать из одного района в другой — чтобы не терять мобильности. Если меня сейчас заменить водителем, который раньше на этой улице не работал, навигатор его, конечно, приведет в нужное место. Но потом водитель будет бегать вокруг дома и искать, как подъехать к мусорным бакам, потому что попасть в незнакомый двор на легковушке или на грузовике — большая разница. Перед уборкой баков мы фотографируем их полными, а после — опустевшими. Отправляем в специальном приложении территориальному менеджеру — так он контролирует, что мы выполнили работу хорошо. Мусоровозом очень легко управлять — техника у нас современная, мобильная. В первый день, помню, осматривал грузовик со всех сторон, даже шагами его измерял (смеется) — прикидывал, как на нем подъезжать к жилому дому. А потом просто сел и поехал. Опыт вождения у меня большой — в армии я учил личный состав водить и обслуживать боевые машины пехоты: БМП (бронированная машина, основное назначение которой — огневая поддержка и транспортировка личного состава отделения стрелков. — Прим. ред.) и БТР-80. Десять лет уже, как официально считаюсь «военным пенсионером», а, наверное, могу и сейчас отремонтировать БТР. «Эта работа всегда есть. Во время пандемии многие остались не у дел — а я был востребован» Если бы не сокращение, под которое я попал в 2008 году, я бы, наверное, до сих пор служил. Мне было интересно. За два десятка лет в армии побывал в должности командира мотострелкового взвода, работал в военкомате, преподавал на военной кафедре Калмыцкого государственного университета строевую и военно-техническую подготовку. А потом в сухопутных войсках началась реформа — так я в 40 лет оказался на пенсии. Конечно, просто лежать на диване мне не хотелось — рано в таком возрасте просто лежать. Стал перебирать варианты: можно пойти гражданским преподавателем, но там мизерные зарплаты — 12–15 тысяч рублей за полный рабочий день. Дальнобойщиком? Не мое, не хотелось надолго уезжать от семьи. В охране скучно. А эта работа мне понравилась сразу. Водить мусоровоз не считается престижным — но престиж каждый определяет для себя сам. Сколько людей — столько и мнений. Для меня в этой работе есть масса положительных моментов. Во-первых, вахтовый метод: две недели работаешь, а следующие две предоставлен сам себе, наслаждаешься жизнью — родные, рыбалка, охота, дача. После армии, когда не было ни выходных, ни проходных, жить так оказалось очень удобно. А во-вторых, эта работа просто есть. В будни, праздники, круглый год. Вот сейчас, во время пандемии коронавируса, многие остались не у дел. А я был востребован, поэтому влияния кризиса моя семья не ощутила. Стабильная зарплата — большой плюс. Здесь нужно быть очень пунктуальным: у нас есть маршрутная квитанция — порядок действий, которому нужно четко следовать. Мне несложно жить «по расписанию». За два десятка лет службы не получил ни одного взыскания. А взысканий в армии каких только не бывает: за опоздание, на невыполнение, за употребление, неподготовленность к смотру, беспорядок в казарме. Не так посмотрел на командира — и всё, достаточно. (Смеется.) Но я всегда был исполнительным, поэтому мне не доставалось. Кстати, когда сам стал начальником — никогда не хамил солдатам. Зачем? Считаю, если в работе у человека что-то не получается, грубостью этого не исправишь. Лучше доступно объяснить. «Люди начали сортировать мусор дома. Но пока не разобрались, куда его выбрасывать» Однажды мы приехали во двор, а там две девушки выгуливали собак. Одна собачка забежала под мусоровоз и спряталась за колесом. Я попытался выманить — не идет. Позвал хозяйку, та достала животное, а меня давай благодарить: другие бы, мол, и смотреть под колеса не стали. Не думаю, что я какой-то подвиг совершил, но внимание и концентрация, конечно, в нашей работе очень важны. Особенно зимой, когда маневрировать в жилой зоне часто приходится задним ходом. Из-за метели, наледи или загруженной парковки к бакам по-другому бывает не проехать. Помогает коллега-грузчик, камеры заднего вида и армейский опыт — я привык быть собранным и не отвлекаться, когда выполняю работу. Никакой музыки, разговоров за рулем — это опасно. Хотя в обычной жизни я довольно разговорчивый человек. Но здесь нужно максимально концентрироваться на том, что делаешь. Водитель мусоровоза — не сидячая работа. Ну, например, приезжаешь ты во двор — а там «подснежник» стоит: машина, которую владельцы бросили в октябре и которую занесло снегом. Хозяева вспомнят о ней только в мае — такое нередко случается, — а мусор убирать нужно каждый день. Выкатываем вместе с грузчиком баки вручную. Точнее, не выкатываем даже, а волочим по снегу — если бак полный, может и килограммов 250 весить. Это тяжело. Бывает, что баки переполняются или кто-то выбросит мусор мимо. На этот случай у нас в машине есть совки, лопаты — подметаем, какой-то мусор собираем вручную. Пакеты улетевшие ловим, если нужно, чтобы оставить после себя чистый двор. Не засидишься! Есть мнение, что работать на мусоровозе — значит работать в грязи. Это миф. У нас всё чисто: мы работаем в форме, перчатках, а в кабине грузовика чище, чем во многих легковушках. Некоторые смотрят на нас с пренебрежением. Я не обращаю внимания — пусть смотрят. Моя главная задача — не создавать «правильное впечатление», а заботиться об экологии. Раньше во дворах стояли баки, в которые выбрасывали всё подряд, а теперь есть отдельные: для вторичного сырья, которое затем пойдет на переработку, — пластика, бумаги, коробок, стекла — и для смешанных отходов — остатков еды, ветоши, старой одежды и т. д. Я забираю смешанные отходы и заметил, что сейчас многие люди стали относиться к экологии бережнее. Бывает, подходит человек с двумя пакетами в руках — он уже дома сам мусор рассортировал, хочет помочь, но не знает, что в какой бак бросать. Я подсказываю: «Пластиковые бутылки, стекло, бумагу — вот сюда». Таких людей пока немного, но тенденция мне нравится. Есть и те, кто до сих пор выбрасывает всё подряд: однажды мы даже телевизор из бака доставали. Подобный мусор, кстати, потом тоже сортируется отдельно: мы отвозим его в «бункер» — так называется специальный контейнер для крупногабаритных вещей. «Когда вахта выпадает на Новый год — я не расстраиваюсь. Праздную накануне — с чаем и лимонадом» За шесть лет работы я привык и к району, по которому езжу, и к людям. Бывают и эксцессы. Приедешь после праздников, а из окошка дома высовывается кто-нибудь нетрезвый и кричит: «Что ты мне спать мешаешь в 12 часов утра?» Но наоборот бывает чаще. Как-то раз увидел, что возле баков стоит женщина лет 55–60 и плачет. Спросил, что случилось, — оказалось, случайно выбросила в пакете золотые украшения. Она думала, что я сейчас мусор в машину погружу и уеду. А я выкатил бак, говорю: «Ну, давайте вместе посмотрим». Она поискала-поискала — и нашла свой пакет. Как бросится мне на шею обнимать, целовать! Говорит: «Вы наш спаситель! Это наше фамильное золото, семейная реликвия». Я смутился, уехал. А на следующее утро она меня там же, у баков, ждала — и вручила целую корзинку домашних пирожков. Было очень приятно. Люди часто узнают нас, здороваются. Благодарят за то, что поддерживаем во дворе чистоту. В основном это старшее поколение, люди коммунистической закалки. А молодежь чаще не замечает. Легче всего работается в праздники: 23 Февраля, 8 Марта. Пару раз на Новый год выпадала вахта. Я не расстраивался, наоборот. Едешь — а город пустой. Никаких пробок, на дорогах только мусоровозы, скорая помощь и такси. А праздник накануне с семьей празднуешь — чокаемся чашками с чаем и лимонадом. Праздничные дни для нас — самые загруженные: люди больше едят и больше выбрасывают. С 25 декабря, например, когда начинаются корпоративы, мы каждый день вывозим в два-три раза больше отходов. Если обычно мусор из 30 домов — а это 8–11 тонн — помещается в одну машину, то в праздники приходится загружать ее дважды. Бывает так, что в 11 вечера 31 декабря приедешь с работы, а в четыре опять на смену. Но в последнее время количество мусора увеличилось и в обычные дни — вот думаю, с чем это связано. Может, мы наконец-то жить лучше стали? (Смеется.) Полжизни на работе я отвечал за кого-то. Курсант, лейтенант, командир взвода. Были подчиненные, ответственность. А потом вышел на пенсию и подумал: «Может быть, достаточно? Надоело!» Теперь отвечаю только за себя и доверенный мне автомобиль. Совсем работу бросать не планирую. Рыбалка и дача — это, конечно, замечательно, но, если в жизни будут только рыбалка и дача, я с ума сойду. Трудиться нужно — мне ведь только 50 лет.


Источник: Работа.ру
Оксана Бачина Пресс-секретарь +7 (910) 383 13 72 pr@ec-line.ru